Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

НАРКОТИЧЕСКАЯ ЭТИКА

Каково его отношение к достоинству и свободе человека, воспеваемой и всячески превозносимой им человеческой личности? Во­преки тому что человек, как известно, создан по образу и подобию бога, между ними су­ществует абсолютное качественное различие, на которое Кьеркегор обращает внимание при каждом подходящем случае. «Вся путаница новейших времен основана на том факте, что захотели устранить качественную пропасть, разделяющую бога и человека» (7, 285), ко­торые несоизмеримы и несопоставимы. По одну сторону этой пропасти совершенное, все­могущее существо, по другую — «бесконечно малое, исчезающий неприметный атом» (6, 16, II, 336), существо ничтожное, ни на что не способное (см. 6, 16, II, 88).

Как же совместить культ Я с презрением к человеческому ничтожеству? Я, оказывает­ся, обладает достоинством и является само­целью лишь по милости божьей и в своей преданности всевышнему. Интровертированная, поглощенная собой личность на поверку должна найти себя не в себе, а в боге. Отно­шение к богу делает человека человеком. Ме­рой Я есть всегда то, что Я есть перед богом. «Ибо величие человека зависит единственно и исключительно от энергии отношения к бо­гу в нем самом...» (6, 11 —12, 113). «Интровертированность (Innerlichkeit), — гласит фундаментальная формула Кьеркегора, — есть отношение личности к себе самому перед богом» (6, 16, II, 144). При этом «отношение личности к вечному определяет, каково его существование, а не наоборот» (6, 16, II, 286). Без своего отношения к богу, без пре­клонения перед ним, без смирения, покор­ности ему личность — не личность.

С  одной стороны,  абстрактная  личность, отчужденная от истории, от природы, от об­щества, с другой — возносящийся над исто­рией, над природой, над обществом бог — та­ково кьеркегорианское двуединство. Эгоцент­ризм ли это? Да, «Единичный — вот катего­рия,   на  которой  стоит  и  с  которой  падает дело  христианства...   Единичный  один,   один во всем мире, один перед богом» (6, 33, 117). Человек, для которого нет ничего, кроме себя и бога, — это человек, для которого нет ни­чего, кроме себя самого. Он существует для бога,   поскольку   бог   существует   для   него. «Я избрал Абсолют. А что такое Абсолют? Это я сам в своей вечной ценности»  (7, 2, 231). Из-за густой религиозной окраски эго­центризм не перестает быть тем, что он есть: облаченным в  мистику эгоцентризмом.  Дви­жущей    силой   религиозной    веры    является «бесконечно     страстная    заинтересованность (личности)  в  своем вечном  блаженстве»   (6, 16, I, 49). Кьеркегоровская любовь к богу — не что иное, как маниакальная любовь к са­мому себе, купленная ценой презрения к жиз­ни и к людям.

Тульструп назвал концепцию Кьеркегора «теантропической»    (богочеловеческой)    (68, 316). Скорее ее следовало бы назвать «теэготической»,   поскольку   не   человечество,   а  Я, отчужденное от других людей, является для Кьеркегора   другим   концом   оси   «Я — бог». Ведь, согласно Кьеркегору, «каждый субъект становится для себя самого как раз противо­положностью   чего  бы  то  ни  было  общего» (6,  16, I,  158). То, что Кьеркегор называет «религиозной   этикой»,   обращая  Я  лицом   к  богу, поворачивает его спиной к людям. «Все твои стремления не должны иметь совершен­но никакого значения для какого-либо друго­го человека» (6, 16, I, 127). Ибо «высшее требование христианской этики — жить ли­цом к лицу с самим собой пред взором бога, никогда не заботясь о других...» (50, 171). Даже некоторых христианских исследователей его учения (Патон, Гарелик) покоробила эго­истичность его «любви к богу» как «несовме­стимой с христианством» и «настоящей анти­тезой религии». А не раскрывает ли этот доведенный до крайних пределов фидеизм глубоко скрытую тенденцию, таящуюся в нед­рах каждой религии? Ведь даже религиозная проповедь любви к ближнему предусматри­вает любовь к самому себе, замечает по этому поводу Кьеркегор (см. 7, 122).

Но не является ли христианская этика, проповедуемая Кьеркегором, самоопроверже­нием? Не отрицают ли в ней выводы ее соб­ственные посылки? Ведь краеугольным кам­нем всего этого этического построения была дарованная богом свобода воли, а нравствен­ным критерием — свобода выбора, нравствен­ное самоопределение.

 

Материал с сайта