Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

РАСПЯТИЕ РАЗУМА

«Моим тезисом было, — заключает свои рас­суждения Кьеркегор, — что субъективность, внутреннее устремление (Innerlichkeit) есть истина» (6, 16, I, 296). Убеждение при этом не результат объективного наблюдения, экспериментального исследования, логическо­го доказательства, беспристрастной достовер­ности.  Нет,  пишет  Кьеркегор,   «определение истины таково: объективная неуверенность  (UngewiBheit), сохраняющаяся в усвоении страстного внутреннего устремления, есть истина, притом высшая истина, которая до­ступна существующему» (6, 16, I, 194). Утверждая, что решение об истинности «коре­нится в субъективности» (6, 16, I, 29), он порывает с объективным и тем самым со вся­ким рациональным решением вопроса, стирая грань между aletheia (достоверность) и doxa (мнение), превращая «истину» в «верование», сводя объективную достоверность к субъек­тивной вере. Соответствие объективной реаль­ности для него обратно пропорционально истинности. «Чем больше объективной досто­верности, тем меньше внутренней направлен­ности (ибо внутренняя направленность и есть субъективность); чем меньше объективной достоверности, тем более становится возмож­ной внутренняя направленность» (6, 16, I, 201).

Но если критерий истины субъективен, если истина — порождение моей воли, моего решения, свободного выбора, будучи «исти­ной для меня», она лишается тем самым пра­ва на универсальность, общезначимость, однозначность, Здесь открывается путь к гносеологическому плюрализму, признанию множественности истин, путь, ведущий к гно­сеологическому  нигилизму, допускающему рав­ноправие взаимоисключающих «истин». Об­винение в релятивизме, предъявленное Кьеркегором гегелевской диалектике, обращается против него самого. Кьеркегор не делает этих выводов, вытекающих из его посылок, по­скольку его «истина для меня» есть единственная истина, Истина с большой буквы, несов­местимая с истинами не для него и отвергаю­щая их как не отвечающих субъективному критерию истины, для которого «субъектив­ность» не общее понятие, обозначающее вся­кое Я, а только мое Я как единичное и един­ственное.

Но не аннулируется ли тем самым проти­воположность истинного и ложного, истины и заблуждения? Что с этой позиции есть за­блуждение? Сам Кьеркегор ставит этот во­прос. «В чем критерий различия между исти­ной и безумием, если оба равным образом внутренне обоснованы?» — спрашивает он (6, 4, 269). Но вопрос этот не смущает Кьеркегора, не колеблет его убеждения в истине, его понимания истины. «С большей внутрен­ней уверенностью (innerlicher) не может быть сказано, что субъективность есть истина, чем тогда, когда субъективность первично являет­ся неистинной и, несмотря на это, субъектив­ность есть истина (6, 16, I, 205). «...Таким образом, — заключает Кьеркегор, — личность обладает истиной даже тогда, когда она при­держивается неистины» (6, 16, I, 190). На этот раз перед нами вполне последовательный вывод из субъективистской концепции гно­сеологического произвола.

Эта концепция истины служит фундамен­том кьеркегоровской апологии религии. С пол­ным правом он утверждает, что теология со всеми ее многовековыми стараниями дока­зать — эмпирически, исторически, логичес­ки — истину религии потерпела фиаско, обан­кротилась, пришла в упадок. «Удручающее зрелище  представляет  собой в   наше  время ортодоксальная теология...» (7, 290). А все потому, что ортодоксы хотят опереться на ра­циональные, умозрительные рассуждения и объективные доказательства, делают ставку на спекулятивную теологию.

Кьеркегор ставит своей задачей обнару­жить, в чем заключается несоответствие тео­логии своему назначению. Корень зла в том, что ортодоксальные теологи подходят к хри­стианству как к учению. «Ложное понимание христианства всегда сразу обнаруживается, когда последнее превращается в учение и во­влекается в сферу интеллектуальности» (6,16, II

 

Новости европы по ссылке русский мир европы. . Ловите кайф от старого транспорта? casino vulkan online на paramushir.ru - богатейте!