Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

РАСПЯТИЕ РАЗУМА

Неотомисты, преподносящие свой фидеизм в философской оболочке, отмежевываются от откровенного, неприкрытого фидеизма Кьер­кегора, разграничивая сверхразумное и противоразумное, являющиеся на самом деле лишь двумя версиями фидеизма. Но это по­зволяет им в отличие от протестантских ир-рационалистов представить фидеизм Кьерке­гора таким, каков он есть. «Вера, согласно Кьеркегору...— пишет по этому поводу Жоливэ, — против разума, а не только сверх него.   Она  есть  смерть   разума...»   (65,  80).  В этом Жоливэ усматривает отличие Кьерке­гора от католического иррационализма Пас­каля.

Самого Кьеркегора можно обвинить в чем угодно, но только не в отсутствии откровен­ности и прямолинейности при защите фиде­изма, проникнутого стремлением «верить во­преки разуму» (6, 16, II, 278). Человеку следует «открыть, что есть нечто, что прямо противостоит его мысли и его разуму» (6, 16, II, 377—378). Он призывает к «распятию разума на кресте веры» (6, 16, II, 276). И прав, пожалуй, X. Гарелик, когда на воп­рос: «Сверх или против разума?» — отвечает: и то, и другое» (44).

Учение Кьеркегора об истоках и сущности религиозной веры невольно наводит на мысль о Фейербахе. Это своего рода фейербахиан­ство с отрицательным знаком. В этом учении наглядно демонстрируются характерные чер­ты религии, уловленные и осмысленные в по­знавательном аспекте в «Сущности христиан­ства».

Кьеркегор был знаком с работами своего старшего современника, великого немецкого атеиста, он не раз упоминает о людях, кото­рые «хотят быть Фейербахом и самовластно упразднить всякую религию» (6, 36, 6). Для Кьеркегора Фейербах — «коварный демон», постигший тайну религии, поэтому он «видел в Фейербахе одновременно и невольного со­юзника, и отъявленного противника» (39, 36), врага, с мнением которого следовало счи­таться: «Ab hoste consilium» (8, 3, 249). Демоническую проницательность фейербаховской критики религии Кьеркегор усматривал

 

в понимании Фейербахом того, что тайна тео­логии   есть   антропология.   Он   одобрительно цитирует     соответствующую     формулу     из «Сущности христианства». Их concordia dis-cors  (взаимопротиворечивое согласие) состо­ит в том, что оба они — справа или слева — противники   гегелевской   трактовки   религии и оба считают, что упразднение теологии яв­ляется правомерным выводом из гегелевских основоположений.    Кьеркегор    ссылается    на Фейербаха, указывая на то, что даже такой непримиримый   противник   религии   находит корни ее в субъективности, чувстве, страсти, страдании.   Отношение  Кьеркегора   к   взгля­дам   своего   антипода — убедительное   свиде­тельство   прицельной   меткости   фейербаховской   критики   религии   и   вдумчивости   его анализа психологии веры.

Комментаторы Кьеркегора часто заявля­ют, что при всей своей неприязни к филосо­фии Гегеля его датский хулитель широко использовал диалектический метод, тогда как Фейербах, порвав с идеализмом, отверг вме­сте с тем и диалектический образ мысли. Ознакомление с фидеистической концепцией Кьеркегора дает вполне ясное и отчетливое понимание того, что представляет собой в са­мом деле широко рекламируемая самим Кьеркегором его экзистенциальная, «двойная», «патетическая» диалектика — «сверхдиалек­тика».

 

Материал с сайта turistics.com