Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

АНТИ-ГЕГЕЛЬ

Некоторые исследователи дают уклончи­вый, компромиссный ответ на вопрос об от­ношении Кьеркегора к гегелевской диалек­тике. Так, Валь считает, что, «несмотря на его оппозицию к гегелевской диалектике, у Кьеркегора есть признание диалектики, экзи­стенциальной диалектики, и признание про­тиворечия» (98, 29). По мнению Гердеса, «нельзя отрицать, что Кьеркегор свой взгляд на преобразование жизненного смысла всех экзистенциальных высказываний диалектиче­ским движением всецело заимствовал у Ге­геля», хотя и лишил его объективно-логиче­ского содержания (46, 24). Р. Хайс утвер­ждает, что «великое соперничество Кьеркего­ра с Гегелем — это соперничество враждую­щих братьев» (55, 299). На самом же деле изучение Кьеркегором гегелевской диалекти­ки ничему так не способствовало, как его всевозрастающему отчуждению от нее, до­шедшему до нескрываемой ненависти к науке логики вообще, к диалектической логике в осо­бенности. Тот же Валь отчетливо сформули­ровал не то, чему научился, а то, чему раз­учился Кьеркегор в своем противоборстве с Гегелем: «И несомненно, — пишет он, — кьеркегоровская диалектика отличается от ге­гелевской диалектики, поскольку она не при­знает снятия, поскольку она прерывна, состо­ит из скачков и разрывов, поскольку она лирична и тесно связана с субъективностью, всякое познание бессильно, и все попытки  выразить его в каких бы то ни было понятиях неминуемо обречены на провал.

Еще при жизни Кьеркегора Александр Герцен писал в «Былом и думах»: «Я думаю даже, что человек, не переживший «Феноме­нологии» Гегеля... не перешедший через этот горн и этот закал, не полон, не современен» (20, 347). Кьеркегор пережил гегельянство, прошел через этот горн, но не получил этого закала, а, вырвавшись из этого горна, сделал все, что было в его силах, чтобы погасить огонь новой, диалектической логики.

Послегегелевская философия оказалась на перекрестке. Один из открывавшихся путей, путь философского прогресса, был путем преодоления ограничения диалектической мысли замкнутой, завершенной, абсолютной системой, путь коренного преобразования идеалистической диалектики в материалисти­ческую. Это был путь через Фейербаха к Марксу и Ленину. Другой путь, на кото­рый свернула идеалистическая философия, был отходом от традиции, начатой Декартом и завершенной Гегелем, через Кьеркегора к современному экзистенциализму.

В первоначальном наброске предисловия к «Понятию страха» были следующие (взя­тые в скобки) слова: «Моей заслугой так же как и Фейербаха является серьезное отношение к делу разрыва (с Гегелем— Б. Б.)» (6, 11—12, 272). Но Фейербах по­рвал с диалектикой Гегеля, отмежевываясь от всякого философского идеализма, в том числе диалектического.

 Полное непонимание Родэ  отношения   Маркса   к   идеализму  Гегеля   со­вершенно    обессмысливает    приводимую    им формулу Маркса, который стремился, конеч­но,  сделать  пригодным  не гегелевский  идеа­лизм,  а  диалектику,  раскрепощенную  им  от  идеализма. Уместно будет в этой связи привести забавное замечание Коллинза, сравни­вающего   отношение   Кьеркегора   к   Гегелю   с   отношением   Маркса   к   Гегелю:   «Предложенная  Кьеркегором   реформа   не   имеет   ни­чего общего с тем, надлежит ли что поставить на голову или на ноги, по той простой при­чине,   что   диалектический   процесс   не   имеет ни головы, ни ног, ни дна, ни покрышки (top nor  bottom)»   (41,   49).   И   это,   пожалуй,   не лишено справедливости. Но вовсе не потому, как полагает Коллинз,  что Кьеркегор  стоит по ту сторону основного вопроса философии, а потому, что его учение не стоит ни на но­гах как  метафорическом  обозначении объек­тивной реальности, ни на голове как символе разума.

 

Друг вокруг сайт знакомств