Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

АНТИ-ГЕГЕЛЬ

  В   этом  отношении действительное так же чуждо необходимому, как и возможное: «Действительное не более необходимо, чем возможное, так как необхо­димое абсолютно отлично от обоих» (6, 10, 239). Учение Аристотеля о переходе возмож­ности в действительность несостоятельно уже по одному тому, говорит Кьеркегор, что оно исходит из утверждения, будто все необхо­димое возможно, тогда как на самом деле ни возможное, ни действительное, ни становле­ние как переход одного в другое непричастны к необходимости и несовместимы с ней. По­скольку переход возможности в действитель­ность осуществляется не с необходимостью, а через свободу, «никакое становление не яв­ляется необходимым» (6, 10, 239). «Станов­ление есть изменение действительности, со­вершаемое при посредстве свободы» (6, 10, 241), ибо конечная причина—всегда свобод­но действующая причина. Сказанное отно­сится Кьеркегором не только к сфере «суще­ствования», но и к законам природы, коль скоро речь идет о становлении. «Я думаю,— писал он В. Лунду в 1835 году,— что сама природа может быть рассматриваема со сто­роны, не требующей прибегать к секретам науки» (6, 35, 5). Весь кьеркегоровский ана­лиз становления отрицает всякую объектив­ную закономерность развития, доступную ло­гическому, научному осмыслению. «Однако я,— уверяет Кьеркегор,— благодаря качест­венной диалектике легко убеждаюсь, что в качественном смысле Вселенная за сто ты­сяч  лет просто не сделала ни единого шага вперед...» (6, 17, 135).

Упреки,  адресованные Кьеркегором Гегелю, в том, что его диалектика исключает сво­боду, а вместе с ней случайность, лишены основания. Как раз в том и заключается диалектическое понимание этих категорий, что как необходимость и свобода, так и необ­ходимость и случайность связаны единством противоположностей, а не исключают друг друга. Когда Кьеркегор ставит своей задачей «сокрушение понятия необходимости» (63, 35) во имя свободы и случайности, он, мета­физически противопоставляя их, порывает с диалектикой. Столь же антидиалектическим является отрыв действительности от возмож­ности, выдвигаемый Кьеркегором против диа­лектического понимания Гегелем их взаимо­проникновения, которое явствует уже из раз­личения формальной и реальной возмож­ности.

Таким образом, Кьеркегор не обосновы­вает иную, отличную от гегелевской, форму диалектики, а порывает с диалектикой. Отно­шение количества и качества, как и отноше­ние возможности и действительности, свобо­ды и необходимости, необходимости и случай­ности, у него не диалектично, а дихотомично, эти категории для него взаимоисключающи. Столь же метафизичным становится у него и отношение непрерывности и прерывности как абсолютных, несочетаемых противополож­ностей. Если у Гегеля мы имеем диалектиче­ское единство противоположностей — количе­ства и качества, непрерывности и прерыв­ности (перерыв постепенности), обновления и исторической преемственности, если у него сама связь сменяющихся качественных состо­яний осуществляется при посредстве скачкообразных   перерывов   и   линия   развития   является узловой линией мер, то у Кьеркегора, этой   диалектической   логике   противопоставляется метафизическая схема альтернатив, не  только  ничего  общего  не  имеющих с диалектикой, но и стремящихся порвать с логикой вообще.  Однако если  разрыв с диалектикой  осуществляется им, то разрыв с логикой ока­зывается неосуществимым, поскольку для са­мого   оправдания   этого   разрыва   Кьеркегор вынужден   применять   всяческие   логические усилия  и  ухищрения.  Ведь  софистика —  это все же своего рода логика, хотя и злоупотреб­ление логикой.

Кьеркегоровская критика диалектического закона перехода количества в качество слу­жит наглядной иллюстрацией его отношения к диалектике в целом, поскольку закон этот является одним из выражений всеобщего диа­лектического принципа — становления как единства противоположностей во всем много­образии его проявлений. Этому основополо­жению диалектики противостоит у Кьерке­гора набор метафизических дихотомий по принципу: либо — либо. Сказанное относится ко всем рассматриваемым Кьеркегором кате­гориям. Категория противоречия проходит сквозь все мировоззрение Кьеркегора: «Всю­ду, где есть жизнь, есть противоречие» (6, 16, II, 223). Однако непременным атрибутом экзистенции является у него не логическое,  а патетическое противоречие. Страсть — не что иное, как достигшее напряжения противо­речие. Где нет жизни, нет страсти, там нет и противоречия. Вне экзистенции нет проти­воречия, а само экзистенциальное противоречие не предполагает единства, оно вытесняет, устраняет его.

 

Статья с сайта trustpack . Материал с сайта