Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

АНТИ-ГЕГЕЛЬ

Он постоянно противо­поставляет ей свою диалектику как «качест­венную», в которой переход в иное, новое совершается скачкообразно. Насколько неоп­равданным является определение гегелевского закона перехода количества в качество как «количественной диалектики», ясно для вся­кого имеющего хотя бы элементарное пред­ставление об этом законе. Ведь суть его как раз и заключается в единстве этих катего­риальных противоположностей в процессе развития. Кьеркегор называет «суеверием, ко­гда в логике полагают, будто путем продол­жающейся количественной определенности возникает новое качество» (6, 11—12, 27). Он отрицает значение количественной стадии как предпосылки возникновения нового ка­чества. «Высшая количественная определен­ность,— по его мнению,— так же мало объяс­няет скачок, как и низшая» (6, 11—12, 36). Утверждая, что «новое возникает скачкооб­разно» (6, 11 —12, 86), Кьеркегор отрицает при этом элемент непрерывности, сохраняю­щейся при переходе в иное. Скачок, по Кьеркегору, не является необходимостью, даже если речь идет о логической необходимости. Гегель хочет объяснить скачок, говорит Кьер­кегор, а объяснить его нельзя, он необъясним, исключает всякое «опосредствование». Новое качество появляется «со внезапностью зага­дочного» (6, 11 — 12, 28). Хотя Гегель и при­знает скачкообразность, но придает этому понятию логическое значение. «Беда Гегеля именно в том, что он желает придать значение скачку и вместе с тем не желает этого, поскольку он хочет сделать это в пределах логики» (6, 11—12,28). Для Кьеркегора же скачок алогичен, недоступен рациональному пониманию, не вытекает с логической необ­ходимостью из предшествующего состояния. Скачок внезапен, необъясним, иррационален. Допущение предварительных количественных изменений как предпосылки скачка вносит элемент необходимости в его происхождение, придает ему логичность и именно поэтому отвергается Кьеркегором. Снова и снова он повторяет, что качественный скачок по само­му существу своему как скачок недоступен познанию. Скачок — это то, «чего никакая наука не объяснила и не может объяснить» (6, 11—12, 61). Ибо переход из одного ка­чественного состояния в другое — не поро­ждение необходимости, а порождение свобо­ды. Скачкообразный переход в иное — не ло­гический вывод, не умозаключение, а свобод­ный выбор, решимость, решение, свершение. И осуществляется он не как логический син­тез, не как «гегелевский процесс переварива­ния тремя желудками: сперва непосредствен­ное, затем оно' опять пережевывается, затем опять отрыгивается» (7, 61), а в беспокой­стве, поисках, стремлении, надежде, страхе, отчаянии. Это не умозрительная, спекулятив­ная диалектика, а, как называет ее сам Кьеркегор, «диалектика патетическая».

Аналогичной трансформации подвергают­ся все важнейшие категории рациональной диалектики, диалектической логики в экзи­стенциальной, патетической «диалектике», по­стулатом которой является нелогичность движения. «Понятие движения...— говорит Кьеркегор, — не может иметь места в логике» (6, 11—12, 9).

Вслед за Гегелем Кьеркегор определяет становление как переход от небытия к бы­тию (6, 10, 69). Но у Гегеля, по его мнению, «отрицание, переход, опосредование — это три мумифицированных, сомнительных тай­ных агента, приводящих  в движение» (6, 11 —12, 83), а вовсе не «беспокойные головы», не подвластные никакой логике. Становление есть изменение, становление иным, переход в иное, переход из возможности в дейст­вительность. Но, согласно Кьеркегору, меж­ду возможностью и действительностью су­ществует коренное, качественное различие. «...Сколь бесконечно различие между пони­манием чего-либо в возможности и понима­нием того же самого в действительности»,— замечает он в «Дневнике» (7, 427). В отли­чие от возможности действительность, по его мнению, не может быть объектом логического понимания. «Мыслимая реальность — это возможность, и всякий вопрос о том, действи­тельно ли нечто, мышление должно откло­нить» (6, 16, II, 31).

Основным источником заблуждений в этом вопросе Кьеркегор считает превратное пони­мание отношения возможности и действи­тельности к необходимости. Становление не­подвластно необходимости и несовместимо с ней. «Все, что становится, доказывает уже своим становлением, что оно не является не­обходимым; ибо единственно, что не может стать,— это необходимое, так как необходи­мое  есть»   (6,   10,  238).

 

Информация бесплатные автоматы на нашем сайте - ozonepro.ru