Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

АНТИ-ГЕГЕЛЬ

 «Гегель был профессором философии, а не мыслителем»,— пишет он (7, 448). Гневную ненависть Кьер­кегора вызывает «проклятая лживость, вве­денная Гегелем в философию» (7, 185). Весь строй гегелевской мысли, весь дух его учения нетерпим для копенгагенского антигегельян­ца. С презрением относится он к датским приверженцам Гегеля — Хейбергу и Мартенсену.

Кьеркегор   обрушивается   на  систему   Ге­геля,  отвергая  саму  идею  построения  фило­софской системы как законченной, завершен­ной конструкции. Заявляя:   «Система бытия невозможна... Система и завершенность соот­ветствуют   друг   другу;   бытие   же   как   раз противоположно  этому»   (6,   16,   I,   111) — и призывая «назад от системы» (6, 33, 50), он улавливает действительный порок философии Гегеля,  в  которой  система  сковывает  после­довательное  проведение  диалектического  ме­тода. Вместе с тем он осуждает гегелевскую диалектику за то, что она носит лишь ретро­спективный характер и в состоянии «понять лишь  то,  что  прошло,  завершилось»,  вслед­ствие чего «то, что у Гегеля говорится о про­цессе и становлении, становится иллюзорным» (6, 16, II, 7). Гегель для него — пророк, об­ращенный   в   прошлое.   Мы,   однако,   имеем здесь дело вовсе не со стремлением превзой­ти непоследовательность гегелевской диалектики,  а  с  наступлением  на  диалектическую   логику как высшую форму объективного рационального   познания.   Кьеркегор   отвергает  гегельянство как умозрительную философию, полностью. Все его учение, рассматриваемое в негативном плане, было фронтальной ата­кой на всю ту философскую традицию, нача­ло которой положил Декарт и апофеозом ко­торой был Гегель,— традицию философского рационализма. С этой точки зрения «по­лемика Кьеркегора против Гегеля является классической философской и идейной поле­микой   девятнадцатого   века»   (34,  7).

Воинствующее   антигегельянство   Кьерке­гора не выходит за пределы борьбы внутри идеалистического лагеря. Он со всей катего­ричностью   отвергает   гегелевское   тождество бытия и мышления вовсе не потому, что оно идеалистично, а потому, что идеалистическое понимание Гегелем бытия отождествляет при этом  духовное  начало  с  логическим  мышле­нием, превращает логичность в имманентный   бытию атрибут, рассматривает бытие как ло­гическое по самому существу своему. Гегелевское  основоположение,  согласно  Кьеркегору, не объясняет,  что такое бытие, его формула тавтологична,   поскольку   у   него   «мышление и бытие означают одно и то  же»   (6,   16,  I, 180). Когда Кьеркегор заявляет, что «тожде­ство   мышления   и   бытия — это   химера   аб­стракции»   (6,   16,   I,   187),  он  имеет  в  виду не опровержение идеализма, а опровержение  рационализма.   Бытие   не   перестает   у   него  быть  духовным,   оно  перестает   быть   рациональным,   выразимым   в   логических   определениях,   допускающим   логическое   осмысление.

 Пропастью, разделяющей идеалистическую философию Гегеля и идеалистическую философию вернее, по выражению Сартра, антилогическое —  критерий истинного и влечет за собой отрицание объективной  алектики, то для Кьеркегора рациональное, логическое несостоятельно, «бессильно», неистинно именно
потому,  что  никакая  логика  не  в состоянии выразить движение. Он считает неосуществимым решение задачи, поставленной Гегелем: создать такую логику, которая была бы в со­стоянии   сделать   то,   что   было   недоступно  прежней логике, логику, способную выразить в движении своих понятий движение бытия.
Он   называет   «очковтирательством»   намерение «ввести в логику противоречие, движение,  переход и т. п.» (6, 16, II, 5). Кьеркегор переворачивает   апорию   Зенона:   вместо   того чтобы отвергать движение на основании доказательства его противоречивости, он отвергает разум на основании доказательства внутренней противоречивости движения  (см. 44, 16). Для Кьеркегора, как и для Зенона: либо  логика,  либо  движение;   но  элеаты противополагали  движению рациональное познание, Кьеркегор    противополагает    рациональному познанию   движение.   «Вечным   выражением  логики является то, что элеаты, по недоразумению, переносили на существование: ничего не становится, все есть»  (6,  11—12, 9). Как мы увидим в дальнейшем, у Кьеркегора речь идет  не о  становлении,  имманентном  объек­тивной действительности, и даже не о становлении   самого   мышления,   другими   словами, о движении не в  смысле объективной  и  не 

 

viagra women . оформление коммерческого кредита