Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

АНТИ-ГЕГЕЛЬ

         В гегелевской «Науке логики» идеалисти­ческая философия достигла своего апогея. Философский рационализм в его идеалисти­ческом преломлении принял здесь свою за­вершенную форму панлогизма: «Бытие есть мышление» (16, 4, 29). То, что не является рациональным, лишено всякой истинности. При всем коренном отличии гегелевского ра­ционализма от просветительской философии предреволюционной французской буржуазии их роднит культ разума. Для Гегеля «вера в могущество разума есть первое условие фи­лософских занятий... Скрытая сущность Все­ленной не обладает в себе силой, которая бы­ла бы в состоянии оказать сопротивление дерзновению познания...» (16, 1, 16). «Сло­ва, начертанные на покрывале Изиды: «Я то, что было, есть и будет; никто из смертных не приподымал моего покрывала», исчезают перед могуществом мысли» (16, 2, 15). По­знание есть самопознание бытия как мышле­ния. Оно не может быть ничем иным, как логическим познанием. А последнее и есть единственное  достоверное  научное познание.

    «...Самое лучшее в философии нашего време­ни само усматривает свою ценность в науч­ности... оно фактически приобретает значение только благодаря научности» (16, 4, 39).

Великая историческая заслуга Гегеля, на которой основывается превосходство разра­ботанного им «умного идеализма» над совре­менной ему формой материализма, состоит в том, что его рационализм, будучи идеали­стическим, является вместе с тем диалектическим рационализмом, новой исторической ступенью в развитии теоретического мышле­ния, новой исторической формой логики — диалектической логикой.

Вместе с тем его объективная логика, ло­гика вещей, логика саморазвития объективной действительности окутывает реальную дей­ствительность густым идеалистическим тума­ном. Покрывало Изиды заменяется покрыва­лом абсолютного идеализма. Диалектика при­обретает бесплотный характер самодвижения понятий, тем самым лишая самодвижения природу как «инобытие духа».

Формула Гегеля «все действительное разумно значит не только — доступно разуму, и только разуму, она гипостазирует разум, подставляет под объективную реальность «мировой дух», «абсолютную идею» — объек­тивированную проекцию логического мышления, придающую всем диалектическим категориям  мистифицированный  характер.

В те же время формула о разумности действительного двусмысленна несмотря на то что Гегель различает «действительность»  «существование» и тем самым эта формул допускает прогрессивное толкование, выводи системы Гегеля обнаруживают непоследовательность его диалектики, ее консервативное ограничение, оправдание, апологию существу­ющего. Система Гегеля вступает в противоречие с диалектическим методом, становится тормозом для дальнейшего развития, парали­зует перспективу движения вперед, придает диалектике ретроспективный характер, лишая его революционного устремления. Гегелевская диалектика не ограничивается, как того тре­бовал поздний Шеллинг, сферой возможности и не исключает рационального познания дей­ствительности, она, однако, препятствует по­ниманию реальной возможности беспредель­ного обновления и развития, таящейся в действительности на любой ее ступени.

Метаэмпирический метод гегелевской ло­гики имел вместе с тем положительную сто­рону: стремление сквозь эмпирическое много­образие единичного и случайного проникнуть в логическую структуру всеобщей закономер­ности. Диалектический метод, подобно рент­геновским лучам, направлен на логический остов всякого становления.

В философии Гегеля философский идеа­лизм дал все, что он может дать, и дал очень много. Вот почему критика учения Гегеля по-иному, но так же, как и критика основоположника немецкого классического идеализма, оказалась возможной и справа и слева — как критика «рационального зерна» этого учения и как критика того, что не по­зволяло «рациональному зерну» принести рациональные всходы.

 

Игровые автоматы без регистрации играть бесплатно predloji.ru! проститутки челябинска - фото Мужчины по вызову тут.