Книги
Философия
Жизнь по Кьеркегору

Кьеркегор

ПАТЕТИЧЕСКИЙ ЭГОЦЕНТРИЗМ

Декарт, Спиноза, Гегель шли по ложному пути. «Собственно человече­ское —  это страсть» (6, 4, 140). «Без страсти нельзя существовать» (6, 16, II, 12). «Все проблемы существования причастны к стра­сти» (6, 16, II, 55). В ней альфа и омега существования. Страсть — прежде всего. Это и движущая сила существования, и «вершина субъективности». Эгоцентрическая рефлексия экзистенциализма не еамосозерцательна, а патетична. «И это, по словам Кьеркегора, ас­пект принципа субъективности, который, — пишет он, — насколько я знаю, никогда рань­ше не был проведен или разработан» (7, 434).

Итак, согласно датскому теологу, человек не может быть определен как мыслящая суб­станция, или как естественное существо, или вообще как некоего рода «объект». По сути дела человек вообще не может быть опреде­лен. Будучи единичной индивидуальностью, чисто субъективным существом, он делает се­бя тем, что он есть. При всем своем мнимом отречении от идеализма Кьеркегор не остав­ляет ни малейших сомнений в принадлежно­сти к субъективному идеализму. «Существо­вание», как его толкует Кьеркегор, не что иное, как субъективно-идеалистическое реше­ние основного вопроса философии. Когда Прайс приводит формулу Кьеркегора: «Чело­век есть дух. Но что такое дух? Дух — это Я», а затем уверяет, что взгляд Кьеркегора «не следует смешивать... с субъективизмом в идеалистическом смысле...» (86, 37 и 119), он неправомерно подменяет принадлежность к идеалистическому лагерю в философии дез­ориентирующим ограничением идеализма определенными его разновидностями ~~ созер­цательным интуитивизмом и феноменализ­мом, от которых действительно отличается специфическая форма субъективного идеализ­ма, проповедуемая датским теософом. Для Кьеркегора субъективно-идеалистически трак­туемое «существование» — не только фило­софский фундамент его идеализма, но вместе с тем и трамплин для прыжка от идеализма к религии. «Что субъективность, интровертированность есть истина и что существо­вание является решающим на пути, ведущем к христианству... такова была моя идея» (6, 16, I, 278) — этим признанием сам Кьеркегор недвусмысленно определяет ориентир своего экзистенциализма. Связующим звеном между субъективным идеализмом и религиозным фа­натизмом является его этика, дающая ответ Кьеркегора на вопрос: «Что значит быть че­ловеком?» (6, 16, II, 3), к которому сводится им основной вопрос философии: что значит быть?

 

12[3]

 

Источник http://www.vindexexpo.ru